В каменных джунглях / Инвестиции и финансы / Новости

09.02.2007
6 просмотров
В самом европейском городе России – Петербурге - уплотнительная застройка, в отличие от Европы, не считается нарушением прав человека и собственника жилья. За минувшие годы в городские суды подавалось более 300 исков граждан, считающих, что строительство у них под окнами нового дома ухудшает условия их проживания, снижает стоимость квартир. В судах рассмотрение проходит по стандартной процедуре: докажите, что условия проживания ухудшились. Изменился вид из окна? На качество жилья это не влияет. Меньше попадает солнечного света? Но нормативы не нарушены, и вообще вы должны доказать суду, что отсутствие солнца впрямую повлияло на ваше здоровье или благосостояние. Рыночная стоимость квартир снизилась? Цены и без того постоянно меняются, на то и рынок. И вообще вся застройка в Петербурге ведется в соответствии с Генеральным планом и градостроительным регламентом. Когда-то, еще в период губернаторства Владимира Яковлева, письма с протестами против очередного «утрамбовывания» жизненного пространства приходили в редакции газет пачками. Газеты, депутаты, экологи, архитекторы выступали, проводили расследования, посылали запросы… И полностью проиграли эту кампанию. В качестве «отступного» Смольный и ЗС бросили закон об общественных слушаниях – чтобы горожанам было где выпустить пар. Сейчас писем с жалобами на уплотнительную застройку практически не пишут – бесполезно. Был, правда, краткий период надежд, связанный с избранием новым губернатором Валентины Матвиенко. Еще когда она шла на этот пост, вопрос хаотической застройки города был одним из главных. И Валентина Ивановна твердо обещала покончить с уплотнением. Не раз она повторяла это и в первый год после своего избрания. Результат известен. Очевидно, губернатор сочла доводы своего «строительного блока» о неизбежности уплотнения города неопровержимыми. Действительно, «строительный» вице-губернатор Петербурга Александр Вахмистров не раз заявлял, что город в пору своего безденежья – в первую половину девяностых годов - не мог готовить под застройку новые земли. Пустые земельные массивы есть и на севере, и на юге города, но ведь кто-то должен проложить туда дороги, коммуникации, взять на себя заботу о строительстве новых школ, поликлиник. Бюджет не мог, частники не потянули бы. К тому же, убеждал вице-губернатор, цена жилья с учетом затрат на освоение новых территорий была бы в два-три раза выше, чем если сажать дома в уже обжитых кварталах. То есть отказ от уплотнения пошел бы в ущерб всем, кто мечтает о новой квартире. Во-вторых, по словам Александра Вахмистрова, уплотнение выгодно и тем, кто живет вокруг очередной новостройки. Большинство городских домов нуждается в ремонте, а денег на это как всегда нет. Вот городские власти и придумали выход: выделяют в очередном дворе пятно под застройку, но в ответ обязывают строителей перекрыть крыши, побелить фасады или даже заменить часть коммуникаций в соседних домах. Так что их жители должны быть даже благодарны за такое ноу-хау. В-третьих, успокаивал вице-губернатор, все это временно, еще на год-два, а потом уже можно будет переходить к квартальной застройке на новых территориях. Проходило два-три года, и звучали новые аргументы. Что никой уплотниловки нет вообще – застройка ведется в соответствии с Генеральным планом, на оставшихся от прошлых лет «лакунах». И вообще граждане со своими протестами проявляют эгоизм: привыкли они на соседнем, заросшим кустарником пустыре своих собачек выгуливать, вот и кричат, что у них парк вырубают. Вот если бы они в этот пустырь хоть какие-то деньги и труд вложили – поставили скамейки, деревья посадили, - город бы никогда не дал разрешения на их застройку. После таких публичных обещаний в редакцию приходили десятки писем с конкретными адресами благоустроенных парков и скверов, выделенных под застройку. Александр Вахмистров по этим письмам устраивал показательные объезды, в которые брал журналистов, и, действительно, в нескольких местах запретил строительство (правда, в большинстве случаев оно там продолжалось). Сейчас трудно судить, верил ли данный и другие чиновники в то, что сами тогда говорили, или же просто выступали как лоббисты строительного комплекса. Но в жизни все оказалось не так, как они обещали. Еще пару лет назад строители получали сверхприбыли, сажая новые дома на готовую инфраструктуру, не вкладываясь ни в дороги, ни в сети, но жилье дешевым не было и тогда. А сейчас, когда таких «сладких» участков осталось катастрофически мало, за них развернулась нешуточная борьба, и цены на землю (соответственно, и на жилье) только за один год поднялись в 2,2 раза. Никакого заметного ремонта старого фонда за счет новых застройщиков не велось и не ведется. Зато коммуникации в обжитых районах перегружены – отсюда и зимние отключения электричества, и прорывы теплотрасс. Пустующие земельные массивы так и не подготовлены под новое строительство – эта работа только в планах. А главное, город стал значительно менее комфортным для проживания, чем 15 лет назад. Ленинград, правда, и не был «городом солнца» (в понимании Ле Корбюзье), но в нем все же легче дышалось. Были дворы со спортивными и детскими площадками, местами для стоянки автомобилей, были скверы, просто открытые пространства. Сейчас практически все старые районы – как исторические, так и ленинградского периода - это каменные джунгли с пыльными улицами-коридорами. Исключение – разве что Купчино и Красное Село, но и их уплотнение – в планах на ближайшее будущее. "Невское время"
Получите бесплатный демо-доступ

Условия предоставления доступа:

  • 15 просмотров любых страниц и контактов
  • 30 минут просмотра базы